Второго декабря в словенской Поклюке стартует первый этап Кубка мира по биатлону сезона-2018/19. Шеф-редактор спортивной редакции РИА Новости Денс Косинов вспоминает то, что предшествовало старту самого неоднозначного сезона в истории российского биатлона. Потому что всё это и делает начинающийся сезон рекордно непредсказуемым.

Вот вы будете смеяться, но ожидание биатлонного сезона – сплошной оптимизм. Более того, уверенный оптимизм. И я легко докажу, что для этого есть все основания. Их всего два. Во-первых, в этом сезоне — всё новое, а мы ведь знаем, что если система зависла, надо перезагрузиться. Во-вторых, хуже, чем в прошлом сезоне, не будет. Просто потому, что хуже некуда. Это и было зависанием системы.

Посудите сами. Ровно год назад, в декабре 2017-го МОК отстранил сборную России от участия в Олимпийских играх. И пошло-поехало. Международный союз биатлонистов (IBU) тоже применил некие, хоть и щадящие, санкции. От соревнований наших не отстранили, но два следующих месяца прошли очень нервно. Сильнейшие российские биатлонисты показывали весьма средние результаты, а на Олимпиаду никого из лидеров не пустили. В Пхёнчхан отправились лишь четверо – Антон Бабиков, Матвей Елисеев, Татьяна Акимова, Ульяна Кайшева – и ничего не выиграли. Мягко говоря. Так что выступить хуже, чем в сезоне-2017/18, совершенно невозможно.

А по окончании прошлого сезона как раз и началась перезагрузка. Александр Кравцов заявил, что не намерен участвовать в выборах СБР на новый срок. За оставленный им пост схватились два выдающихся биатлониста — давний функционер СБР и IBU Виктор Майгуров и давний государственный чиновник, депутат Госдумы Владимир Драчев. Выиграл, как известно, Драчев, став пятым президентом СБР в его истории. Он набрал новую команду руководства организации, включая еще одного знаменитого спортсмена Сергея Чепикова. Даже поладил с Майгуровым. Начал работать, и только тут осознал, во что влип. Выборы прошли в мае, а в сентябре Драчев говорил так:

«Как раз сейчас подводим итог проверки того, что мне досталось. Окончательный итог аудита и тому подобное. Вникаем в ту систему, которая не была видна снаружи. Это ведь очень сложный процесс взаимодействия Минспорта, ОКР и нашего союза. Те нюансы, которые болельщики не видят, и вообще никто не видит снаружи, мы только сейчас начинаем понимать.

— Не возникло сожаление о том, что вы вообще ввязались в это дело? Если четыре месяца ушли только на то, чтобы понять, какие именно конюшни следует расчищать.

— Первый месяц – так вообще каждый день – бах! Что-то новое. Еще эти нюансы в последние дни перед конгрессом, когда четырех наших обвинили».

©
РИА Новости. Александр Натрускин Перейти в фотобанкПрезидент Союза биатлонистов России Владимир Драчев

Представляете, четыре месяца у нового руководства СБР ушли на то, чтобы просто разобраться в полученном наследстве! То ли наследство досталось тяжелое, то ли наследники оказались малоопытны. Так или иначе, всё это время созидательной деятельности было мало. А время-то шло. И подошло оно вплотную к конгрессу IBU, перед началом которого появилась информация о том, что Евгений Устюгов, Александр Печенкин, Светлана Слепцова и Александр Чернышев заподозрены в использовании допинга в период с 2012 по 2015 годы. А ведь на конгрессе должны были рассмотреть вопрос о восстановлении статуса СБР! И шансы на положительное решение представлялись высокими, поскольку незадолго до того WADA восстановило РУСАДА. Увы, СБР так и остался невосстановленным.

Зато в IBU тоже появился новый президент, швед Олле Далин. Прежний президент норвежец Андреас Бессеберг, возглавлявший союз с 1993-го года, то есть с самого основания IBU, еще весной заявил, что переизбираться на новый срок не намерен. Не в последнюю очередь из-за расследования, возбужденного австрийской полицией в отношении прежнего руководства Международного союза биатлонистов. А ведь Бессеберг всегда считался нашим симпатизантом. Выстраивание отношений с Далином и его новой командой добавилось в список задач Драчева и сотоварищей, и без того предлинный.
 

 
Впрочем, решению чисто спортивных задач вся эта административная суета, к счастью, не мешала. Благо, было, кому их решать. Единственное на данный момент очевидное свершение Драчева – это приглашение на должность главного тренера сборной Анатолия Хованцева. Того самого, кто в 90-е работал старшим тренером мужской команды, в которую как раз и входили Драчев с Майгуровым. И того самого, кого несколько лет назад тогдашний президент СБР Михаил Прохоров уволил из женской команды прямо по ходу эстафеты на чемпионате мира в Ханты-Мансийске.

После всех этих коллизий Хованцев осел в Финляндии и отлично там устроился — работал и со сборной страны, и лично с Кяйсой Мякяряйнен, а также с россиянами Дмитрием Малышко и Екатериной Юрловой-Перхт. В 69 лет Хованцев никуда решительно не собирался, но Драчев его уломал. Долго ж я добивался от Хованцева внятного ответа, зачем ему это понадобилось.

«В общем-то, сомнения были. Я его (Драчева — ред.) сам спрашивал: «Мне сколько лет уже?» А он мне: «Давай начнем реорганизовывать всю систему подготовки, потом ты можешь заниматься, чем ты хочешь». Сейчас мы пытаемся создать тренерский штаб, который бы работал после того, как мы выстроим эту систему. Владимир Драчев, когда меня уговаривал, упирал на то, что мы сейчас потеряли методику, которая была раньше. Могу подтвердить, что когда он был в команде, мы были чистые, абсолютно чистые! Мы потеряли методику, которая была тогда. Надо возрождать это дело. Мы же были лидирующей страной и в женском, и в мужском биатлоне. Куда это всё делось? После всех скандалов надо доказать, что если подготовка будет грамотной, и подводка к соревнованиям будет точной, можно будет выступать очень хорошо. И выигрывать медали безо всякого риска, который был у спортсменов и тренеров, делавших что-то запрещенное.

-Это честолюбие? Желание доказать спустя семь лет, что тогдашний менеджмент был неправ? Или вам, говоря словами киногероя, «за державу обидно»?

-Это есть, конечно. И, безусловно, обида была, когда меня уволили. Но вообще я просто очень переживаю за результаты, которые мы потеряли. Старая система меня приучила к тому, что мы должны только побеждать. При СССР если мы не выигрывали золото, это было не выступление! Если говорить о том, что меня подтолкнуло вернуться, то…. Да, какая-то доля тщеславия есть. И какие-то меркантильные соображения есть. Но важнее всего осознание, что надо что-то переделать. Надо попробовать перестроить систему развития биатлона, чтобы она работала в правильном направлении.

-То есть вам просто хочется, чтобы русский биатлон жил правильно?

-Да. И имел хорошие результаты»

©
РИА Новости. Александр Вильф Перейти в фотобанкАнатолий Хованцев

Хованцев в том интервью довольно подробно описал свою методику, но куда интереснее широкой публике показалась методика отбора в сборную на первые этапы Кубка мира и Кубка IBU. Во-первых, к отбору допустили только тех спортсменов, которые провели тренировочный сбор в первой половине ноября в Контиолахти под началом Хованцева. Во-вторых, они должны были тренироваться именно по его указаниям, вне зависимости от того, где и как соискатели проходили предсезонную подготовку. Сделано это было для того, чтобы никто не форсировал форму к двум контрольным гонкам 15 и 17 ноября. А то ведь бывает, что к отбору пик формы достигнут, а потом в течение сезона этого пика и близко нет.

Ну и в-третьих, сами результаты индивидуальных и спринтерских гонок, прошедших в Контиолахти, суммировались чисто математически. Как видите, всё по-честному. Казалось бы, это нормально, вот только в прежние годы ничего подобного не практиковалось. Даже Драчев, говоря об этом, с улыбкой произнес: «Отбор у нас в этом году интересно прошел». В итоге получились такие составы на декабрь.

Кубок мира. Первый этап в Поклюке (Словения, 2-9 декабря), второй в Хохфильцене (Австрия, 13-16 декабря), третий в Нове-Место (Чехия, 20-23 декабря).

Мужская команда: Дмитрий Малышко, Александр Логинов, Евгений Гараничев, Алексей Слепов, Матвей Елисеев, Эдуард Латыпов.

Женская команда: Ирина Старых, Евгения Павлова, Маргарита Васильева, Екатерина Юрлова-Перхт, Кристина Ильченко, Валерия Васнецова, Ульяна Кайшева.
 
Кубок IBU.
Мужская команда: Антон Бабиков, Александр Поварницын, Сергей Корастылев, Петр Пащенко, Юрий Шопин, Игорь Малиновский, Василий Томшин;

Женская команда: Наталья Гербулова, Ирина Казакевич, Светлана Миронова, Виктория Сливко, Лейсан Бикташева, Анастасия Морозова, Екатерина Мошкова.
 
Обратите внимание, Ирина Старых прорвалась на Кубок мира. Кроме нее, в нынешнем женском составе только Екатерину Юрлову можно назвать опытной биатлонисткой. А ведь Старых 31 год. Позади – трехлетняя дисквалификация. Но она получила шанс и блестяще им воспользовалась. Значит, обновление сборной происходит не механически или интуитивно. Повторю, всё по-честному. Кто лучше готов, кто больше рвётся, тот (или та) в команде. А Ирина очень рвалась. Свою мотивацию она так описывала во время летнего чемпионата России в Тюмени в конце сентября.

«Я не рассчитываю бегать только на этапах Кубка России и готовиться к всероссийским стартам. Я смотрю выше. Я бегала на Кубке мира, знаю, какой там уровень, как там можно выступать. Мне там нравится, меня такая перспектива вдохновляет, я стремлюсь именно туда. В принципе, на нынешнем уровне готовности я способна побороться со спортсменками, которые тренируются в сборной».
И блестяще это доказала, выиграв контрольную гонку в Контиолахти и вернувшись в основной состав. С одной стороны, будь сейчас в России дюжина-другая сильных биатлонисток помоложе, вряд ли у Ирины были бы хорошие шансы. С другой, даже при текущем положении дел она и шансика не получила бы при какой-либо другой системе отбора.

То же самое и с мужской командой. Уж участник Олимпиады Антон Бабиков всяко попал бы в основой состав, если бы тренеры комплектовали команду по своим соображениям. А вот не попал! Теперь будет доказывать право участия в этапах Кубка мира в гонках Кубка IBU, и уже успел доказать многое, выиграв спринт на первом этапе в Швеции. Что ж, перезагрузка – так перезагрузка.

 
Впрочем, одно место в команде оставлено на усмотрение тренерского штаба. Наверное, это и вообще-то правильно, а уж в текущем сезоне особенно. Ведь есть Антон Шипулин. После ухода из спорта Ольги Зайцевой — единственная звезда русского биатлона.

Напомню. Шипулин стал олимпийским чемпионом в Сочи, роскошно выиграв финиш эстафеты. Радуясь, говорил, что теперь его мечта – победа в личной гонке на чемпионате мира и Олимпийских играх. Эта мечта пока не достигнута. Более того, на Олимпиаду в Пхёнчхан Антона не пустили. После этого Шипулин стал задумываться об окончании карьеры.

Предсезонную подготовку он практически пропустил, занимаясь семьей и только ею. Осенью поехал в Грецию, где начал тренироваться под руководством своего друга неугомонного Александра Легкова. На вопросы о том, готовится ли он в возобновлению карьеры или просто поддерживает форму, Шипулин не отвечал. Но все, конечно, ждали ответа «да». И, соответственно, готовились к такому решению Антона. Впрочем, Анатолий Хованцев в конце сентября в Тюмени говорил о том, что готовность Шипулина оставаться спортсменом — условие необходимое, даже желанное, но всё же недостаточное.

©
РИА Новости. Алексей Филиппов Перейти в фотобанкАнтон Шипулин

«Мы имеем в виду Антона (его возвращение в сборную – ред.). И опыт такой был. В 92-м Сергей Тарасов начал подготовку только в конце августа. Он был настроен пропустить тот сезон, и хотя выступил в конце декабря на «Ижевской винтовке», в команду не попадал. Я настоял на тренерском совете, чтобы Тарасова включили в команду, и уговорил его ехать на чемпионат мира. Сергей поехал и вернулся с тремя медалями. Здесь, в Тюмени, я общался с родителями Антона, они просили меня пока сына не дергать, чтобы он сам принял решение (о том, пропустит ли сезон – ред.) Я не знаю, какое решение он примет. Но мы и не рассчитываем на то, что вот приедет Антон, и он всё сделает. Мы готовим команду. Если приедет, будем смотреть, в каком он состоянии, и когда возможен для него старт. Сегодня об этом говорить рано, потому что в любом случае Антону нужно сделать определенную работу».

И вот Шипулин объявил, что продолжает карьеру. Главный мотив – желание выступить на чемпионате мира 2020 в Антхольце, его самом любимом биатлонном комплексе. Ведь большой личной победы на счету Антона как не было, так и нет. Все обрадовались, но, как и говорил Хованцев, следовало посмотреть, на что Шипулин сейчас способен. Оказалось, пока мало на что. Разумеется, по его собственным меркам. В первую очередь, готовность Антона не устраивает его самого. Он даже не стал участвовать в тех самых контрольных гонках в Контиолахти.

«За день до контрольной тренировки понял, что самочувствие пока еще не позволяет рассчитывать на мало-мальски приличный результат. Мы переговорили с главным тренером сборной Анатолием Хованцевым, с моим личным тренером Андреем Крючковым, оба согласились, что принимать участие в контрольных стартах наравне с остальными я просто еще не готов. Да, я мог бы поехать на этап Кубка мира и без участия в отборе, у меня есть своя квота, но ехать на соревнования для того, чтобы занимать там 30-е или 40-е места – это не про меня. Если уж выходить на старт, то в полной уверенности, что форма позволяет быть конкурентоспособным и соревноваться с лидерами.

— Когда вы отказались принимать участие в контрольных стартах, действительно не чувствовали себя готовым или не хотели лишнего унижения в соперничестве с молодыми?

— Нет, дело совершенно не в этом. Мне было совершенно не стыдно и не страшно проиграть: в биатлоне все очень хорошо понимают, что такое пропустить шесть месяцев тренировок. Когда мы планировали с Крючковым подготовку, то подводились к контрольным стартам с тем условием, что не будем форсировать подготовку, если почувствуем, что не успеваем. В Финляндии у меня были и двухчасовые тренировки, и трехчасовые. К тому же контрольные старты были намечены на самый конец сбора, когда уже порядком накопилась усталость. Плюс – тяжелая, разбитая трасса. На улице постоянно держалась плюсовая погода, снег местами растаял, сквозь него начали проступать лужи, словом, можно было загнать себя в такую физиологическую яму, что вылезать из нее пришлось бы очень и очень долго. А этого не хотелось. Да и смысла не было, если честно».

 

©
РИА Новости. Александр Вильф Перейти в фотобанкАнтон Шипулин

Тем не менее, цели Антона совершенно не изменились, да и руководство готово ждать. И не просто ждать, а помогать Шипулину в достижении этих целей. Владимир Драчев выразился на это счет очень четко.
«Когда он (Шипулин – ред.) сказал, что готов дальше работать и готовиться к чемпионату мира и сезону в целом, мы понимали, все-таки и сами прошли большую школу, что к первому этапу за месяц с той базой, которую он не заложил в подготовительный период, ему не подготовиться. Поэтому дали ему спокойно готовиться, без проблем подойти к январским этапам. Если он сможет показать нормальный результат и будет готов войти в состав, мы спокойно возьмем его по рекомендации на усмотрение тренерского штаба, — пояснил специалист. Скажу больше, мы очень надеемся, что он выйдет в январе-феврале на свой прежний уровень. Если же Антон скажет, что сейчас не готов, что ему нужно подготовиться, протестировать себя на «Ижевской винтовке», на кубках IBU, то мы предоставим ему возможность спокойно готовиться».

Это благожелательное отношение чувствует и сам Шипулин. Ему буквально во всём идут навстречу, и Антон это ценит.

«С Анатолием Николаевичем  (Хованцевым) мы очень хорошо общались в Рамзау (на сборе национальной команды ), он во всем мне помогал, причем в его отношении ко мне я не чувствовал никакого противостояния или раздражения, как бывает со стороны руководства, когда кто-то из спортсменов сборной готовится самостоятельно. Я вижу, что для главного тренера я член команды, и он очень за меня переживает. Это очень меня радует».

Итак, что же наблюдается в российском биатлоне по состоянию на 2 декабря 2018 года?

Новые руководители СБР только-только разобрались в своем хозяйстве. По крайней мере, Драчев уверяет нас в том, что они разобрались и уже ведут планомерную деятельность. При этом денег у СБР очень мало, и руководство союза, по словам того же Драчева, пытается экономить на всём.

В IBU тоже новое руководство, отношения с которым у нашего биатлонного начальства еще не выстроены. Статус СБР пока не восстановлен, IBU лишь обозначил 12 критериев восстановления. Большинство вполне выполнимы, но тот факт, что в отношении четверых российских биатлонистов начато допинговое расследование, вряд ли ускорит процесс полноправного возвращения СБР в биатлонную семью.

У сборной России новый тренерский штаб во главе с человеком, в которого многие очень и очень верят. Но даже сам Анатолий Хованцев называет начавшийся сезон «втягивающим», рассчитывая на то, что спортсмены и  тренеры освоят предложенную им методику. Вряд ли эти слова следует понимать в том смысле, что новая (вернее, хорошо забытая старая) методика способна дать мгновенный результат.

Наша единственная звезда пока не разгорелась заново. Кроме Шипулина, никого из действующих российских биатлонистов назвать звездой нельзя. Даже Екатерину Юрлову-Перхт, при всем уважении к тому упорству, с которым она пробивалась (и пробилась-таки!) в мировую биатлонную элиту. Даже олимпийского чемпиона Дмитрия Малышко, не показывавшего после Сочи-2014 высокие результаты.

Всё плохо? Да нет же! Всё хорошо? Не факт, но уж точно не хуже, чем было. В общем, требуется терпение. Полагаю, у спортсменов, тренеров и их начальников в СБР оно есть. Да и куда им деваться? Не закрывать же лавочку изнутри! Спасибо, ее не закрыли снаружи, хотя могли. Если не будет нового допингового обрушения, то и не закроют. Следовательно, нужно идти к поставленной цели, стойко преодолевая, упорно борясь, и терпеливо трудясь. Такой вот набор штампов.

Но вот публика никогда не отличалась терпением. Болельщик не обязан терпеть. В сущности, он вообще никому и ничем не обязан. Интересно – болеет. Не интересно, отворачивается. И к тому, что наш болельщик на некоторое время отвернется, тоже надо быть готовыми.

Несколько дней назад я присутствовал при том, как Дмитрий Губерниев объяснял некоей аудитории, откуда взялась такая бешеная популярность биатлона в России. По словам Дмитрия, всё очевидно. Этот вид спорта раскрутили, наши стали много выигрывать, вот и весь секрет. Я тут же спросил, ожидает ли он падения рейтингов телетрансляций биатлона в предстоящем сезоне, ведь на регулярные победы наших рассчитывать не приходится. Губерниев ответил, что не ожидает, потому что надежда зрителей на наших биатлонистов все еще велика, а интерес могут вызывать и иностранные спортсмены,  среди которых немало больших личностей.

Не скажу, что Дмитрий меня убедил. То есть, лично мне биатлон и впрямь интересен не только нашими спортсменами. Тем более, начинается новый олимпийский цикл, обязательно появятся новые звезды. Не могут не появиться, ведь лидеры обычно не готовятся к постолимпийскому сезону с той же истовостью, с какой проводят сезон предыдущий. Но всё же большинству российских болельщиков биатлон интересен «нашими», и это нормально. В тех же прыжках с трамплина ярких личностей не меньше, но много ли в России поклонников у этого вида спорта? Они, конечно, есть, но их явно меньше, чем фанатов биатлона.

Вот и ответ на вопрос о главной задаче наших биатлонистов на открывающийся в это воскресенье сезон. Мой ответ, ведь у каждого есть свой вариант. Выступить так, чтобы болельщики не отвернулись от биатлона. Эх, выиграть бы в Поклюке хоть одну медаль, и уже полдела будет сделано. Весь оставшийся сезон люди будут верить, что это, в принципе, возможно. Даже в условиях полной перезагрузки.

И ведь если вдуматься, пресловутые объективные предпосылки есть. Тут и проверенная годами методика Хованцева, и предельная ясность отбора в команду, и победный опыт тех же Малышко и Юрловой-Перхт. В конце концов, откуда-то взялась та постановка задачи, которую формулирует Драчев. А формулирует он так: по итогу сезону занять место в призовой тройке зачета Кубка наций, выбив оттуда кого-то из лидеров, то есть Норвегию, Германию или Францию.

Это хороший вариант задачи. А как еще доказать, что Россия всё ещё биатлонная нация? Вот и посмотрим. Прямо сегодня и начнем.