Bokc.org
интернет альманах
Главная Новости Статьи Библиотека Галерея О проекте

Навигация

Архив статей

Прислать новость

Стань автором

Поиск

 Подписка

    
    
Изменение параметров

БОКС на ТВ




партнеры

Штатные головные устройства MyDean

Памяти В.И.Лемешева

Памяти В.И.Лемешева 27.01.2007

Памяти В.И.Лемешева

 
Совсем еще недавно была на телевидении такая замечательная программа Льва Филатова – «Чтобы помнили», в которой знаменитый артист вспоминал своих когда-то не менее знаменитых коллег по сцене, давно переставших появляться на широкой публике в силу самых разных причин. У кого-то это был алкоголь, у других старость, забвение, обида, бывало по разному.

Я, к сожалению, или может быть к счастью, не принадлежу к той же профессии что и человек, о котором хочу вам сегодня напомнить, однако идея, проводившаяся ныне покойным замечательным артистом и поэтом, лично мне очень близка – к сожалению, человеческая память не сравнится с хорошей, качественной фото-бумагой или жестким диском, или видео пленкой, на которых мы обычно фиксируем какие-то приятные моменты из жизни, а потому, встретив в каком-нибудь издании статью об олимпийских чемпионах, мы восхищенно раскроем рот, бормотнем что нибудь типа: «Дааааа, были люди…» и спешно двинем дальше по своим делам. Сегодня я прошу вас всех остановиться, потому что этот 20 летний боксер со смешными гитлеровскими усиками на газетных фотографиях, теперь уже навсегда ушедший от всех нас, этого, безусловно, заслуживает.
Вячеслав Иванович Лемешев…

Когда парой строк выше я говорил о человеческой памяти, то постоянно вспоминал одну хорошую народную пословицу: «Нет пророка в родном Отечестве». И действительно, так оно и есть. Ну не странно ли то, что я, родившийся, и всю свою сознательную и несознательную жизнь проведший в СССР, а потом в России, первые свои детские боксерские рассказы услышал о каком-то непонятном мне тогда Мохаммеде Али, казавшимся типичным арабом из-за своего странного имени, или о каком-то чудовищно сильном американском черном зека Сони Листоне, которого этот самый арабский Али побил, или о легендарном американском негре Джо Луисе, который бил всех кого хотел? И только, когда я, движимый неуемным детским любопытством и заинтригованный рассказами о бесчисленных победах Луиса, стал приставать к отцу с многочисленными расспросами, отвлекая его от домашних дел в виде мытья посуды, только тогда и выяснилось, что был, оказывается, у нас в СССР такой знаменитый тяжеловес Николай Королев, который совершенно этого страшного Луиса не боялся и мало того, выражал большую заинтересованность во встрече с ним на ринге!

Дело запахло керосином и путем бесконечных мучений моего папаши, я выудил из него кучу самой разнообразной информации о нашем родном, советском тогда, боксе. И открылось мне, что были у нас боксеры, мало в чем Али уступавшие, были и олимпийские чемпионы и чемпионы мира, отправлявшие на пол американских знаменитых в будущем чемпионов мира среди профессионалов, тех самых, восхищенными рассказами о которых я заслушивался. Однако сейчас, если так можно выразиться, с высоты прожитых моих лет я понимаю одну грустную истину - самой главной разницы между нами и ими, мы, наверное, так и не преодолели – разницы в памяти. Мы ее почему то совершенно не ценили тогда и мало ценим сейчас, как будто думаем что замечательные боксеры и их многочисленные победы будут продолжаться как сами собой разумеющиеся, а раз так, то зачем их вообще фиксировать? Ведь всегда можно спросить самого автора. Или его тренера. Или вообще никого не спрашивать, а просто бить себя в грудь, и, дыша перегаром, вещать мол, Красная Армия всех сильней.

К сожалению, спросить самого героя этой заметки уже ни о чем нельзя – девять лет назад, 27 января 1996 года Олимпийский чемпион Мюнхена-72 г. во втором среднем весе (до 75 кг.) Вячеслав Иванович Лемешев ушел из жизни. Но остались его знакомые, товарщи по команде, третья жена Зинаида, товарищи по команде, статьи в газетах. Остались и четыре золотые медали, завоеванные на олимпийском, европейском и советском рингах, а также бесчисленные кубки, призы и памятные подарки, выигранные на соревнованиях рангом пониже. Наверное, где-то в неизвестных мне архивах наверняка остались и записи его победных боев на мировых и европейских рингах и легендарных матчевых встречах между боксерами СССР-США с будущими чемпиономи мира среди профессионалов американцами Марвином Джонсоном и с самым именитым соперником в январе триумфального для американцев, предолимпийского 76 года – Майклом Спинксом, который позже сменит, как ни странно, своего победителя на золотом олимпийском ринге в Монреале.

Наверное, все это есть в наличии, по крайней мере, очень хотелось, чтобы так было и чтобы в один хороший день на телевидении вышла передача о Лемешеве. Однако пока, всю информацию о заслуженном мастере спорта, самом молодом советском Олимпийском чемпионе, двукратном чемпионе Европы и чемпионе СССР Вячеславе Лемешеве, мне приходилось собирать по крупицам старых моих газетных вырезок, скупым упоминанием в Энциклопедии Бокса, изданной в 98 году, отрывочным заметкам в Интернете, беседам с людьми, знавшими его лично и по страницам одной, странной для меня книги, автор которой так и не понял, что именно он хотел написать – воспоминание о своих веселых молодых годах или о боксере Лемешеве. К своему стыду, до недавнего времени, я даже не знал где он похоронен.

Тем не менее, ни в коем случае не претендуя на истину в последней инстанции, я хочу снова напомнить об этом удивительном боксере, которому вчера исполнилось бы только 53 года, и который должен был бы еще жить да жить.
Его, к сожалению, тоже ныне покойный друг, первый советский чемпион мира-74 года в легком весе Василий Анатольевич Соломин так вспоминал о Лемешеве: «Манера Лемешева не сравнима ни с чьей. Никто из его соперников не мог ничего понять. Все знали, что он будет бить справа, и все пропускали этот удар». И неудивительно. Его второй тренер, армеец Юрий Михайлович Радоняк рассказывал, что в сборной СССР неоднократно проводили специальные исследования на начальную скорость удара. Лемешев опережал всех. Поэтому его скорость и сильнейший правый встречный удар позволял ему предвосхитить почти любую атаку соперника, после чего последний частенько отправлялся на настил ринга. В 66 году, на первенстве Москвы, 14 летний Слава Лемешев не только выиграл соревнования, завоевав попутно приз за лучшую технику, но и обратил на себя внимание Владимира Фроловича Конькова – судьи международной категории и тренера двукратного чемпиона Европы, нашего великолепного технаря Виктора Агеева, а в то время судившего те маленькие соревнования. Коньков еще до объявления результата, кивнул Льву Сегаловичу на скромного Славу и сказал: «Это олимпийский чемпион». Лично я поражаюсь такой человеческой способности – определить в обычном длинноруком школьнике будущего олимпийского чемпиона за 6 лет до его триумфа. А вы?

…Вспоминает Николай Пучков, кандидат в мастера спорта по боксу, ныне известный судья по боксу международной категории и спортивный комментатор: «Слава в бою первым номером не был почти никогда. Он ведь не был особенно мощным, высокий, сухощавый был, обычно работал на контратаках. Строгого спортивного режима не придерживался, поэтому выносливости ему не хватало, часто бои вроде по очкам проигрывает, время летит, соперник, чувствуя, что победа вот она, немного расслабляется, ручки чуть опустит, а Слава вот он! Как он соразмерял дистанцию! Очередная атака соперника и вот хлоп! Что меня всегда в нем поражало – после правого удара навстречу Славик даже не смотрел на противника, сразу шел в свой угол. В результате он был уверен».

Через 2 года 16 летний Лемешев снова получает первое место и приз за лучшую технику – на Спартакиаде школьников в Ереване, а в 70-м сам 3 кратный Олимпийский чемпион Ласло Папп на первенстве Европы среди юниоров после проигрыша своего ученика Лемешеву сказал: «У этого парня большое будущее». Тогда Вячеслав стал первым обладателем Кубка Эмиля Гремо – бывшего Кубка Европы, названного в честь бывшего Президента АИБА (Международной ассоциации любительского бокса), вручавшегося лучшему боксеру. Второй раз этот кубок и титул Европейского чемпиона среди юниоров 19 летний Лемешев завоевал уже в олимпийском 72 году в Белграде, после чего отправился на Олимпиаду. Да да, в апреле 72 года ему только исполнилось 20 лет, а в августе он уже оказался на Олимпиаде. Вспомните себя в 20 лет и представьте что вы в олимпийской сборной, в компании самых сильных парней со всего мира, а у вас перед выходом высокая температура! Однако все эти обстоятельства мало действовали на Лемешева, который и слышать не мог о снятии с соревнований такого уровня и не спасли славного индонезийского парня с малоизвестной и труднопроизносимой фамилией Гомес от нокаута в первом же раунде.

В его лице Вячеслав словно расправился с дурацкой температурой, так мешавшей ему выступать и хотевшей отнять у него главное выступление в его боксерской жизни. А дальше пошло так, словно молодой Лемешев всю жизнь только и занимался тем, что ездил на олимпийские игры: немец Брауске правда простоял все три раунда и пролетел со счетом 60-54, но турок Куран и старый знакомец, американец Марвин Джонсон вылетели уже во втором, а финалист из горячей Финляндии Рейма Виртанен упал в нокаут после 2 минут 17 секунд первого раунда! В итоге Вячеслав и полулегковес Борис Кузнецов позволили сборной СССР занять второе общекомандное место по золотым медалям, больше – 3, завоевала в том году только сборная Кубы.

Снова вспоминает Н.И. Пучков: «У Славы много было соперников на ринге сильных. Вот к примеру финн был очень сильный, никто на Славу даже не ставил в финале (Олимпиады, прим автора), а он взял и хлопнул!»
Для Вячеслава это был триумф. Вы можете представить себе, что такое в 20 шальных и горячих лет стать Олимпийским чемпионом? Я нет. Впрочем тут можно будет задать пару вопросов нашему российскому чемпиону В. Тищенко, который обогнал Лемешева на пару месяцев, став самым молодым пока российским Олимпийским чемпионом.

В июне 1973 года, выступая на чемпионате Европы в Белграде в первом бою Вячеслав сильно повредил свою ударную, правую руку. Позже он со смехом вспоминал этот эпизод: «Мне к боли-то не привыкать, разное бывало. Как-то дрался со сломанной рукой. Обкололи мне ее со всех сторон, пошел на проверку перед боем. А там смотрят брови, кисти прямо по косточкам прощупывают. Ну, иду, вместо одной кисти кувалда, не знаю, как в перчатку запихну. Мне судья говорит: «Вам нельзя на ринг». – «Да что вы, все в порядке, пустяки», улыбаюсь. Он руку то мне начинает прощупывать, а из места укола как жидкость струей брызнет ему в лицо! Я опять улыбаюсь. Он руку осторожно опустил, нормально, говорит, а сам в лицо мне и не смотрит». Пришлось беречь руку, и до финала, где Лемешева ждал серебряный призер предыдущего чемпионата и будущий бронзовый призер Олимпийских игр в Монреале румын Алекс Нестак боксировать практически одной левой, как в известной поговорке. Однако, если остальных парней удалось пройти без особых сложностей, то с румыном Вячеславу пришлось показать характер – после нокдауна в первом раунде Лемешев не дал себя добить, восстановился, просчитал соперника и позволил себе нанести один сильный коронный свой правый встречный удар сломанной рукой. Больше бить и не пришлось – нокаут.

В марте 74 года в Ижевске, на чемпионате СССР Вячеслав выступал уже в полутяжелом весе (до 81 кг.) и завоевал золотую медаль, а вернувшись в свой родной второй средний вес снова встретил очень неудобного для себя соперника – Руфата Рискиева, динамовца из Ташкента. Выступая в марте 75 года на Спартакиаде народов СССР, входящей тогда в программу чемпионата СССР в Ташкенте – родине Рискиева, Лемешев проиграл ему финал, но, тем не менее, именно он, а не Рискиев поехал на очередной чемпионат Европы в Катовице, Польша. Там, 23 летний Вячеслав выигрывает еще одну золотую медаль, побеждая в финале немца Виттенбурга. Однако, как ни странно, пик спортивной карьеры Лемешева, ставшего двукратным чемпионом Европы, к тому времени уже начал проходить. Во внутреннем чемпионате ему никак не удавалось победить Рискиева, который выиграл Спартакиаду народов СССР – фактически чемпионат страны еще в 71-м, даже странно, что именно его, а не тогдашнего юниора Лемешева тренеры решили не брать на Олимпиаду. И вот теперь пришло время Рискиева, два года подряд, в 75 и 76 году он выигрывает чемпионаты страны, а вместе с ними и место в олимпийской сборной, вытеснив оттуда чемпиона Европы Лемешева.

Вспоминает известный советский тяжеловес Александр Васюшкин: «Знаешь какие спарринги у Славы были? Его за ноги с ринга вытаскивали иногда. Когда он с Рискиевым спарринговал, тот его так выбил что Славу за руки за ноги тащили с ринга. Он тоже напропускал ударов.»
Несмотря на то, что в матчевой встрече СССР-США, проходящей в январе 76 года в Москве Вячеслав побеждает американца Майкла Спинкса, он проигрывает мартовский чемпионат СССР, где занимает только 3 место, и в июне в Монреаль летит Руфат Рискиев. Он славно сражался тогда, но от судьбы, как говорится, не уйдешь – именно битый Лемешевым Спинкс лишает Рискиева золотой медали в финальном бою. Тут конечно можно долго рассуждать что было бы если бы….ну и так далее, но сделанного уже не вернуть и путь в сборную тогда для олимпийского чемпиона был уже закрыт. Говорят именно тогда, совсем молодой, ему ведь было всего 24 года и физически здоровый мужчина начал прикладываться к стакану, но мало ли таких знатоков?

В 78 году на очередном чемпионате Союза в Тбилиси Лемешев проиграл первый же бой. Василий Соломин вспоминает: «Я жил тогда с ним в одном номере и знал, что незадолго до соревнований он сильно отравился. Обычно к началу турнира ему приходилось слегка сгонять вес, но в тот раз необходимости не было, он весил всего 72 кг. вместо положенных 75. Я сказал Радоняку – «Снимай!» Он подошел к Славе, спросил: «Ну как? Снимать?». Но тот и слышать не хотел. Другого и спрашивать бы не стали, сняли бы и все. Но Лемешев – олимпийский чемпион, 2 кратный чемпион Европы, тренеры с ним считались. А вдруг у него все получится и он выкарабкается из этой ситуации? Его противник так ему жахнул два раза, что он юлой завертелся. Он никакой был. Зеленый. Слабый человек… Во втором раунде бой остановили. Тяжелое это было зрелище. На Славу было жалко смотреть».

В 1978 году военнослужащий Лемешев попал в Германскую демократическую республику, эта почетная ссылка тренером военного контингента была призвана скрасить нынешнее скромное положение бывшего первого номера в мировом любительском боксе в среднем весе. Периодически совсем еще молодой, 28 летний тренер (совсем недавно столько лет было и мне) не выдерживал и тоже надевал перчатки. Виктор Агеев вспоминает: «Я секундировал Лемешеву в бою с каким-то никому не известным перворазрядником. Когда Лемешев вышел на ринг, он так волновался, что у него посинели губы. Он был не похож на себя, был очень скованным, напряженным. Пробить справа не успевал, скорость у него пропала. А его соперник, который расширенными глазами смотрел на олимпийского чемпиона, вдруг ткнул правой и попал. Лемешев не успел не защититься, не смягчить удар. Это был очень тяжелый нокаут.»

Александр Васюшкин вспоминает: «Я однажды в Германии, на чемпионате ГСВГ секундировал одного парня, солдата, в бою со Славой. Ну, перед боем говорю ему, мол не бойся особенно, ничего страшного не будет, боксируй как умеешь, а будет плохо, все таки олимпийский чемпион, я сразу полотенце выброшу и все. Так что не переживай, давай вперед. А он взял, как Славе жахнул и тот под канаты упал. Так вот бой и закончился.»
К тому времени время летело для Лемешева, с утроенной скоростью. В 29 лет на него постепенно стали набрасываться все болезни сразу. Вспоминает сам Вячеслав: «Когда жил в Германии, туда поехал служить уже как на пенсию, прошел там медицинское обследование, тогда болезни только начинались, в обмороки падал. Врачи твердо сказали: вы обречены на физический труд. Причем на воздухе. Организм привык к огромным нагрузкам».
Я спросил Николая Пучкова и Евгения Васюшкина почему так много всего было у Лемешева? Ведь он то никак не относился в боксерским мешкам, и соперники куда чаще падали от его кулаков, чем он от их. «В таком режиме жить нужно постоянно. Держать себя как в тисках. А когда начинаешь расслабляться, то все оно сразу начинает набрасываться.»

Его родной брат, мастер спорта по боксу, ныне покойный, Юрий Лемешев так говорил об этих временах: «В 1983 году Слава вернулся из Германии. Его уже одолевали болезни: эпилепсия, псориаз. Ему дали сначала вторую группу инвалидности, потом первую. Какие-то друзья оформили его могильщиком – жить на одну только пенсию по инвалидности было невозможно». Этот его эпизод из жизни положил позже много разных домыслов, мол как же так, олимпийский чемпион и вот докатился, могилы роет с какими-то биндюжниками. Сам Вячеслав воспринимал это время иначе: «Работал могильщиком? Ну, это сильно сказано, было то всего пару месяцев. Но я не стыжусь. А что такого? Когда вернулся из Германии, совершенно случайно предложили эту работу. Вы знаете, как я себя хорошо чувствовал? Хотя в Наро-Фоминск приходилось ездить, далеко. Ну скажите, что же это за несправедливость такая: как человек известный – хоккеист, футболист, боксер – нигде спрятаться нельзя. Все время тебя, как букашку, изучают. Этой лапкой дрыгнул, этой. А если бы я стоял у пивной, попрошайничал, под видом кружки пива собирал на хлеб семье? Лучше было бы? Тогда б сказали еще более уверенно: вот, опустился. Ну а я работал. Я ведь ничего, как привык работать, так и… Можно же и о слесаре сказать: вот слесарюга! Почему мы должны отвечать за громкое имя?»

Тогда Лемешеву приходилось все время класть в карман маленькие записочки, память уже не держала долгий маршрут на работу.
«Нет ну что вы. Закончил выступать я с возрастом. А потом, видите, привязались болячки. Это всегда так ходят слухи. Как я мог бы выигрывать, если бы пил? Практически это невозможно. Это обыкновенная болтовня. Как только человек поднялся, его пытаются любыми способами опустить. Или алкоголик, или жене изменяет, или еще чего…Да вот вы Зину спросите, давно живем, надоели уж друг другу».
Атрофия головного мозга, эпилепсия, сильная потеря зрения, псориаз, печень.

«Кто помогал? Ну, в первую очередь, Отарик (Отари Квантришвили прим. автора). Сам нашел меня, предложил помощь. Приезжал, деньги привозил, больницы оплачивал. Говорил: «Не стесняйся Слава, если что нужно, только скажи». Он знал, что я пороги обивать не пойду, сроду ничего не просил. Знал что пенсия по инвалидности 47 тысяч и еще 2 тысячи - стипендия от Олимпийского комитета. Прошлый год весь в больницах пролежал, вот так за год и получил четвертной. Друзья конечно. Василий Соломин, Владислав Засыпко, тренер Юрий Михайлович Радоняк. Врач Стекловский помогает. Тоже сам откликнулся. Порошки присылает, мази, шприцы одноразовые. Зина вон меня колет».

В 95 году Лемешеву делали трепанацию черепа. Семь дней он пролежал в коме, мертвый. «Мы дежурили у него в больнице втроем: его жена Зина, наша старшая сестра и я» - опять вспоминает Юрий Лемешев. «После трепанации я возил его в госпиталь ветеранов Отечественной войны. И врач, который его исследовал, сказал мне, что за всю свою долгую жизнь не видел, чтобы головной мозг был настолько поврежден».
«Слава не мог вспомнить, что было сегодня утром, но вот то, что было давным-давно – как он встречался со своим другом-лесником, как рыбачил, как ходил на охоту, - он помнил прекрасно. Он был заядлым охотником. В Подмосковье редко кто добывал глухаря, а ему выпадало такое счастье. И стрелял он здорово. Яблоко вверх подбрасывали – он его пробивал. Любили они с другом Василием Соломиным на дичь разную ходить. Но дело в том, что у Васи были проблему со слухом, а у Славы со зрением. Но, несмотря на это, они вдвоем – глухой и слепой, неплохую добычу приносили. Ему давно обещали деньги на лечение за границей. В конце концов было решено, что чек на 10 000 долларов ему вручат во время турнира, посвященного 100 летию российского бокса. Приехать туда Слава не мог, он уже не вставал с постели. За деньгами поехала его жена. Я ждал ее у Олимпийского. Выйдя она сказал мне, что Слава просил купить ему перчатки - я, мол, боксер, а перчаток у меня нет… Мы тогда купили ему хорошие перчатки, привезли их ему, Слава надел перчатки, постучал одной о другую: Эх, силен же я все-таки был…».
Через месяц его не стало…

«С боксом я прожил всю жизнь. Чем он страшнее других видов? А что в хоккее нет ударов в голову? Вон посмотрите, тут недавно показывали моменты, как хоккеисты бьются о борт. А легкая атлетика – 10 000 метров и потеря сознания на финише, какая же она легкая? А штангисты? А девочки гимнастки? Просто все должно быть квалифицированным. И в боксе должен быть квалифицированный судья. Ведь у нас трусов мало. Нам же всем на ринге надо встать после удара и вновь идти в бой. И только от судьи зависит, чем это закончится. Он и только он должен определить в каком состоянии боксер. Ведь защита то у нас раньше была – крышка какая-то на голове, резинки да завязки. И все это в основном уши прикрывало, чтобы много не слышал, наверное. Правда ты хоть что ни надень, если умелый кулак тебя шарахнет. Так что не спорт надо винить, а тех, кто свое дело делает неумело».

Лев Маркович Сегалович, которого все его знавшие люди называли человек-улыбка пережил своего любимого ученика на 5 лет. Теперь они лежат рядом, оба на Ваганьковском кладбище, только тренер как ему и полагается, чуть пораньше ученика и на более престижном месте. Вот как он вспоминал своего лучшего воспитанника: «Он был высок – его рост 187 сантиметров – и очень силен. Однако, Слава не производил впечатление богатыря, поскольку его длинные мускулы были почти незаметны. Он относительно легко мог работать с боксерами, обладавшими мощной мускулатурой, и рассчитывавшими на силу удара. Обычно такие спортсмены не отличаются высокой скоростью. Слава же делал все неправдоподобно быстро и точно, поэтому его действия чаще всего были для них неожиданностью. После победы в Мюнхене я встречал его в аэропорту. Он подошел ко мне, поцеловал. Слава никогда не забывал меня, звонил, поздравлял с Новым годом, днем рожденья. Именно потому, что он всегда называл меня своим тренером, я вместе с Радоняком получил премию, которая полагается за подготовку Олимпийского чемпиона. Кроме того, мне разрешили приобрести машину вне очереди. Ну и наконец, Славин успех принес мне звание заслуженного тренера СССР».

Удивительно, жестокая спортивная жизнь Лемешева уложилась в ошеломительно короткий срок. В 20 лет он стал лучшим во всем мире в своем весе, в 28 уже был безнадежно больным и мало к чему способным человеком. Лично меня шокирует такая человеческая судьба, судьба Лемешева была самой трагичной среди всех советских олимпийских чемпионов по боксу. Сейчас, когда мы, поклонники бокса говорим об олимпиадах, мы, прежде всего, вспоминаем великолепного и очень строгого к себе Бориса Лагутина, а также обязательно говорим о его самом лучшем сопернике Викторе Агееве, посещая боксерские соревнования, имеем честь общаться с замечательным Олимпийцем 60-го года Олегом Григорьевичем Григорьевым, серебряным призером московской Олимпиады Петром Ивановичем Заевым, очень скромным и невероятно достойным человеком, чемпионом СССР Игорем Яковлевичем Высоцким, с 4 кратным чемпионом СССР Евгением Николаевичем Горстковым, членом советской сборной и участником матчевых встреч СССР-США Александром Васюшкиным, но имя безвременно ушедшего от всех нас Олимпийского чемпиона Мюнхена-72 Вячеслава Ивановича Лемешева звучит среди поклонников бокса все реже и реже.

Это несправедливо. Я, к сожалению, не могу в силу чисто физических причин знать, каким человеком был Лемешев. Да, наверное, мне это и не обязательно знать. Я думаю, что он был именно таким, каким хотел быть, и никто не вправе осуждать его, за что бы то ни было. Его личная жизнь принадлежит только ему самому. Его олимпийские рекорды принадлежат нашей стране.
И все мы вправе ими гордиться!

При подготовке этой заметки Акула искренне благодарит авторов следующего материала:
1. БОКС Энциклопедия, издательство ТЕРРА СПОРТ, Москва, 1998 год.
2. Газета «Советский Спорт», интервью с супругой В.И. Лемешева Зинаидой Лемешевой, автор М. Майорова.
3. Газета «Спорт-Экспресс», большая и очень интересная статья «Лемешев, соперники которого мечтали дотянуть до третьего раунда» А. Баташева.
4. Газета «Московский Комсомолец», статья И. Степанцевой.

Я выражаю глубокую благодарность всем выше перечисленным авторам, Николаю Пучкову, Александру Васюшкину, а также всем моим товарищам по боксерскому форуму, делившимся со мной любой информацией о В.И. Лемешеве, в особенности Геннадию «Комару» Комарницкому, за организацию поездки на могилу В.И. Лемешева и за всю его доброту.

Андрей «Акула» Николаев
03.04.2005 г.


Посвящается памяти безвременно ушедшего от нас Олимпийского чемпиона по боксу 20-х Олимпийских игр в Мюнхене (1972 г.), двукратного чемпиона Европы (1973, 1975 гг.), чемпиона СССР в полутяжелом весе 1974 года) Вячеслава Ивановича Лемешева. Он ушел из жизни 27 января 1996 года. Сейчас ему могло бы быть 54 года.

Возврат к списку


Главная    |     Авторизация    |     Форум    |     Блоги    |     Голосования    |     Контакты    |     Полезные ссылки